Давутоглу в роли отца

Давутоглу в роли отца крымских татар

Давутоглу в роли отцаМинистр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу любил повторять, что «Крым имеет большое значение для Турции в связи с тем, что это — «дверь на Украину», а также в связи с наличием в Крыму «татар и культурного наследия Турции». Крымский референдум беспрецедентным большинством голосов в 96,77% избирателей принял решение о воссоединении Крыма с Россией. Теперь крымские дороги поведут в Россию и Анкаре придется искать другие двери для входа на Украину. Да и для беспокойства турецких властей о судьбе крымских татар оснований больше нет… Призывы отдельных крымско-татарских лидеров бойкотировать голосование на референдуме услышаны не были. В референдуме приняла участие почти половина крымских татар. 

Давутоглу в роли отца

Перед референдумом премьер-министр Турции Р.Т.Эрдоган обсуждал с президентом России В. Путиным крымско-татарский вопрос и получил гарантии того, что Москва будет защищать права крымских татар так же, как права русского и других народов полуострова. Хорошо известно, что в Крыму, где абсолютное большинство населения составляют русские, позиции украинских националистов всегда были крайне слабы. Поэтому их попытка опереться на отдельных крымско-татарских лидеров понятна, но что общего может быть у крымских татар и украинских националистов? Знает ли ответ на этот вопрос Давутоглу?

Как известно, меджлис выступил против присоединения Крыма к России. Председатель меджлиса Рефат Чубаров руководил своими сторонниками из Киева, он отказался признать законным новое правительство Крыма. Чубаров размечтался: «Нас вполне устраивает будущее Крыма в составе независимой Украины, которая, в свою очередь, органично вольется в Европейский союз». Путь в Европу для Крыма он готов был проложить, идя по головам своих соплеменников: в конце февраля 2014 года на площади перед зданием Верховного Совета Крыма в Симферополе, где собрался митинг под российскими флагами, более 15 тысяч татар совместно с украинскими националистами устроили столкновения и захватили здание парламента. Однако в Крыму тактика дестабилизации, известная под названием «майдан», не сработала. Здание крымского парламента было освобождено следующей же ночью. Это стало моментом истины для крымчан. Результаты референдума 16 марта прочно закрепили господствующие на полуострове общественные настроения. Собственно, здесь и ответ на любые претензии Турции на расширение её политического влияния в Крыму. А претензии существуют: ведь именно в те дни Давутоглу встречался с Чубаровым в Киеве, хотя кое-кто в Анкаре уже тогда предупреждал главного турецкого дипломата, что он делает ошибку, разыгрывая в Крыму «татарскую карту» в антироссийском ключе.

Внешняя политика Турции на Украине попала в зависимость от субъективных воззрений Давутоглу. «Не сомневайтесь, — говорит он, — если крымские татары будут подвергаться опасности, Турция будет первой страной, которая придет на помощь». Ему, однако, не верят. Во-первых, трудно в самоопределении народа Крыма увидеть угрозу для крымских татар, а, во-вторых, риторика Давутоглу напомнила многим в Турции печальный опыт недавнего прошлого. В 1974 году под таким же надуманным предлогом защиты сородичей Турция оккупировала часть территории Кипра, разделив остров, прежде единый, на две части. Кипр до сих пор находится в состоянии вооруженного конфликта между турецкой и греческой общинами. Не признанный международным сообществом турецкий Северный Кипр уже 40 лет остаётся в международной изоляции, а для Турции захлопнулись двери в Евросоюз. Повторять подобные авантюры в Анкаре охотников немного, но Давутоглу, сам имеющий крымско-татарские корни, продолжает настаивать на своём.

Автор книги «Турецкие народности Крыма» профессор Ялчин Кючюк отмечает, что потомки крымских татар занимают в Турции заметное положение в политической жизни страны. Одна из самых влиятельных фигур среди них — министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу. По мнению ряда турецких политологов, в эти дни пытается склонить руководство страны к более решительной демонстрации глубоких связей крымско-татарской общины с Анкарой, призвать к «самостоятельной» роли Турции в Крыму в дни глубокого политического кризиса на Украине. В Турции у Давутоглу есть свои оппоненты, и они напоминают ему о невыполненных в «мирное время» обещаниях крымским татарам поддержать деньгами строительство соборной мечети в Симферополе, крымско-татарского культурного центра и трёх татарских школ. Турецкая община крымских татар хотела бы также услышать, что делала официальная Анкара для получения согласия Украины на возвращение в Крым 150 тысяч своих соотечественников, оставшихся на просторах бывшего Советского Союза. Есть вопросы к турецким властям и по поводу того, что за 23 года они не добились принятия Украиной закона о реабилитации крымских татар. 

В наступательной риторике Давутоглу слышен голос не столько министра иностранных дел, сколько идеолога неоосманизма — доктрины, опирающейся на ветхие представления о Крыме как плацдарме экспансии на соседние территории. Не будем забывать, что Турция — ближайшая к Крыму страна НАТО, военного блока, который добивается, чтобы в Севастополе вместо российского флота на якоре стояли американские авианосцы. Только делиться с Турцией в этом случае Крымом американцы не стали бы: Крым, как и Украина, остаётся для Вашинтона разменной монетой в «большой игре».

Николай БОБКИН | 18.03.2014 | 00:00

Источник информации

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт