Ночью все о Петре говорят

Ночью все о Петре говорятНочной телефонный разговор Владимира Путина по ситуации в Донбассе в «нормандском формате» поднял переполох в экспертных кругах, даже ещё не начавшись. Его анонс, сделанный пресс-секретарём российского президента Дмитрием Песковым, породил массу версий и предположений.

От полярных «Путин слил Донбасс» и «Порошенко слил Украину» до пессимистичного «новый бессмысленный раунд пустопорожней болтовни». Бесспорно лишь то, что именно Пётр Порошенко и проводимая им карательная операция в Донбассе были темой переговоров.

Форматов переговоров по урегулированию ситуации на востоке Украины за два с лишним года карательной операции против населения Донбасса возникало немало. Но устоялся, показал свою результативность только один, названный «нормандским».

Своё название он получил по четырёхсторонней встрече президентов России, Украины и Франции, а также канцлера Германии, произошедшей в 2014 году во время празднования семидесятилетия высадки союзников в Нормандии.

Переговоры в «нормандском формате» — это не только встречи первых лиц четырёх государств. Намного чаще встречаются министры иностранных дел, а также дипломаты рангом пониже, но, как в любой технической дипломатической работе, о труде последней категории мало что известно.

А лавры миротворцев, как всегда, достаются либо министрам, либо лидерам, ставящим подписи под итоговыми документами.

Собственно, не так много известно публике не только о деятельности рабочих групп рядовых дипломатов, но даже о ходе переговоров первых лиц государств. Зачастую разглашение тонкостей переговорного процесса может повредить намечающимся договорённостям, поэтому обычно так расплывчаты формулировки итоговых заявлений для прессы.

Именно поэтому весьма обтекаемым было официальное сообщение о ночном телефонном разговоре вчетвером: обменялись мнениями о решении гуманитарных проблем в Донбассе, отметили важность соблюдения режима перемирия и повышения эффективности деятельности наблюдателей ОБСЕ, подчеркнули необходимость прямого диалога Киева с Донецком и Луганском.

Тем не менее из дипломатичных формулировок официоза, как шило из мешка, выглядывают признаки того, что разговор был очень непростой. Можно сказать, жёсткий. А у украинского президента после него настроение было не самым благодушным.

Начнём с того, что впервые за историю встреч «нормандской четвёрки» официальные сообщения начинаются со слов «Путин призвал к немедленному прекращению обстрелов украинскими вооружёнными формированиями населённых пунктов Донбасса».

По сути, это завуалированное в дипломатических формулировках предупреждение Порошенко: мы знаем, кто не соблюдает режим перемирия, и для Вашего здоровья, дорогой Пётр Алексеевич, было бы лучше унять чересчур рьяных вояк.

Второй важнейший момент – упоминание о необходимости прямого диалога Киева с Донецком и Луганском. Минские соглашения предусматривают согласование всех законодательных изменений, которые обязалась принять украинская сторона, с представителями ДНР и ЛНР.

На это Порошенко и его окружение категорически отказываются идти, срывая весь мирный процесс. А поскольку в официальное сообщение внесён этот пункт, можно судить о том, что требование согласовывать законодательные инициативы с руководством ДЛНР является консолидированной позицией Берлина, Москвы и Парижа, а Киеву, хочет он того или нет, придётся либо согласиться с ней, либо отказаться от «Минска-2» и признаться в срыве мирного процесса.

По этой же причине – из-за категорического отказа Киева контактировать с представителями непризнанных республик – в ходе переговоров был предпринят ещё один важный шаг: лидеры Германии, России и Франции потребовали от Контактной группы в Минске рассмотреть пакет предложений по местным выборам, особому статусу, амнистии и децентрализации, переданный участникам «нормандской четвёрки».

После этого Порошенко не сможет утверждать, что он никаких предложений не видел и видеть не желает, поскольку, мол, Захарченко и Плотницкий нелегитимные. А украинской делегации придётся обсуждать предложения самопровозглашённых республик в Минске. Как говорится, не хотите по-хорошему, заставим доступными нам способами.

Окончательным же штрихом ночного телефонного разговора на тему Украины стало обсуждение ситуации… в Сирии. В переводе с дипломатического на русский украинскому президенту тонко намекнули, что он несколько преувеличивает свою значимость и значимость положения дел на Украине.

Особенно прозрачным этот намёк был ввиду того, что разговор состоялся «с подачи» Порошенко, очень возбудившегося из-за обещания лидера ДНР Александра Захарченко провести осенью праймериз перед грядущими выборами в республике.

За официальными обтекаемыми формулировками о необходимости повышения эффективности работы наблюдателей ОБСЕ, как пояснил Дмитрий Песков, скрывается вопрос ввода вооружённого иностранного контингента в зону конфликта на востоке Украины.

Этого давно требует Порошенко, мечтающий втянуть в карательную операцию против населения региона как можно больше стран и чужими руками разгромить ополчение Новороссии. Ведь ни для кого не секрет, что вооружённые миротворцы имеют право применять оружие в случае нападения на них.

При этом совершенно несложно осуществить провокацию, обстреляв их с территории, контролируемой ДЛНР. Сообщения о ликвидации украинских диверсионно-разведывательных групп и даже видеосъёмки их провокаций регулярно появляются в интернете.

Уже полтора года муссируется предложение о вводе подразделения германских десантников «для охраны миссии ОБСЕ».

Мнение же генерального секретаря ОБСЕ Ламберто Заньера по данному вопросу однозначно: появление вооружённых сотрудников миссии ОБСЕ может усложнить ситуацию, а невооружённые наблюдатели лучше справятся с задачей по контролю за линией разграничения в Донбассе.

«Если они (представители миссии) появятся с оружием, это будет проблема для них», — утверждает Заньер. Он считает, что для такого контингента «нужно согласие всех».

С «согласием всех» как раз ничего не получается. «В нашем понимании это мониторинговая, а не полицейская миссия», – сообщил Дмитрий Песков, рассказывая о результатах ночных телефонных переговоров «нормандской четвёрки».

Ещё более категоричен в данном вопросе руководитель ДНР Александр Захарченко, предупредивший, что появление вооружённой полиции ОБСЕ будет рассматриваться властями республики как интервенция, а по лицам, появившимся в составе миссии с оружием в руках, будет открываться огонь.

Косвенным подтверждением того, что ночь на 24 мая была не самой приятной для Петра Порошенко, стало появившееся накануне сообщение в «Твиттере» официального представителя Следственного комитета России Владимира Маркина.

Высокопоставленный чиновник из ведомства, собравшего свидетельские показания нескольких десятков тысяч человек о военных преступлениях украинских карателей в Донбассе, прокомментировал обещание Порошенко спеть гимн Украины на футбольном матче в Донецке: «Споёт.

Если только, как Надежда Савченко… со скамьи подсудимых». Учитывая же переход России к жёсткой позиции в отношении Украины, проявившийся не только в заявлениях Владимира Путина, но и начале вывода из этой страны российских государственных банков, оказаться на месте «главного героя» ночного разговора «нормандской четвёрки» мне бы не хотелось.

Александр МОСКАЛЬ

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт