84617

Гвардейцы с большой дороги

84617 Вступив в конфликт с Ярошем, киевская власть лишилась своей опоры. Убийство Музычко лишь ускорило неизбежный процесс столкновения между нынешней киевской властью и ее недавней силовой опорой – радикалами из «Правого сектора».

Гвардейцы с большой дороги

После того, как 27 марта «Правый сектор» предпринял штурм здания Верховной Рады (или активно его изображал), и.о. министра МВД Аваков предложил запретить группировку на территории всей Украины. Сейчас «Правый сектор» находится на полулегальном положении. Возрождение Национальной гвардии, о которой так много говорили в последнее время, в том числе тот же Аваков, оказалось под большим вопросом.

Предположительно, численность Национальной гвардии должна была составить около 20 тысяч человек, а костяк – представители партии «Свобода» и «Правого сектора». Эксперты говорили, что Национальная гвардия создается именно для легализации «Правого сектора» в целях подавления протестных настроений.

Теперь в ситуации открытого противостояния Авакова и лидера радикалов Яроша, возникает вопрос — кто будет обеспечивать силовую поддержку украинскому руководству. От внутренних войск Украины почти ничего не осталось, а представители силовых структур после февральского переворота разбежались по домам. Стоит заметить, что и.о. премьера Яценюк в рамках программы по спасению экономики предлагает и вовсе сократить численность силовых ведомств.

Главный редактор интернет-издания «Русский обозреватель», публицист Егор Холмогоров замечает, что создание Национальной гвардии преследовало две цели.

— Первая – это вознаградить те вооруженные, можно сказать, террористические отряды, которые помогли нынешнему киевскому режиму захватить власть. А вторая — попытаться создать вооруженную силу, которая могла бы подавить протестные выступления на Юго-Востоке Украины, если бы МВД это делать категорически отказалось.

Но, что называется, не заладилось. И ситуация сегодня развивается так, что Национальная гвардия, с одной стороны, не состоялась как серьезная структура для решения каких-то внутренних проблем, с другой стороны – уже стала источником напряжения в ходе известного конфликта между Аваковым и «Правым сектором».

Если мы обратимся к истории, то Национальная гвардия в годы Великой французской революции, в общем-то, очень серьезно влияла на внутриполитические процессы, не раз и не два участвовала в конфликтах между революционерами, занимая ту или иную строну. И на Украине будут попытки использовать ее точно также, если она все-таки будет создана. Но ситуация на Украине показала полную неспособность каких-либо революционных сил построить государство, даже хотя бы начать его строить. Поэтому и у Национальной гвардии, скорее всего, будет такое же будущее. Что-то похожее на государство пытаются построить лишь назначенные губернаторами регионов олигархи, да и те занимаются не тем, что укрепляют центральную власть, а наоборот – создают свои полунезависимые ханства, пытаясь там стать хозяевами.

Сейчас Киеву в силовом компоненте приходиться опираться на традиционную вертикаль – вертикаль Януковича. Скажем, захваты лидеров «Русского проекта» Губарева в Донецке, Давидченко в Одессе проводились именно киевской СБУ. Фактически она оказалась единственной, хоть как-то работающей структурой. Киевские власти вынуждены опираться именно на нее, но делая это, они себя делегитимизируют.

Соответственно, нынешнее руководство страны автоматически оказывается под ударом протестующих с Майдана. При этом фактор российской угрозы, в условиях которой можно всех и вся называть шпионами Москвы и под этим предлогом жестко карать неугодных, — действует недостаточно, ведь реальных боевых действий не ведется. В результате получается смешная ситуация, которую мы недавно наблюдали, когда «Правый сектор» и Аваков обвиняли друг друга в шпионаже в пользу России.

Все это свидетельствует о параличе государственности на Украине, который в условиях принципиального отсутствия государственного инстинкта, практически не может быть преодолен.

Директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин замечает: если раньше киевские власти вполне допускали сотрудничество с «Правым сектором», то сейчас, когда радикалы демонстрируют серьезные амбиции и заслуженно чувствуют себя победителями, потому что именно они, а не Яценюк с Турчиновым свергли Януковича, ситуация изменилась.

— Украинские власти думали, что у них получится легализовать «Правый сектор» путем создания Национальной гвардии, которая будет им подчиняться, но сегодня выясняется: эта гвардия способна подчиняться только своим прежним вождям и слушать только их приказы. Поэтому сейчас пошла команда на слив «Правого сектора», и даже – на отстрел таких особо радикальных представителей, как Музычко.

Сейчас украинские власти делают ставку на реанимацию МВД, чтобы работать не с радикалами, а с представителями милиции. Поэтому подавлять беспорядки, наверное, будет кому. Конечно, после падения режима Янукович силовики были деморализованы, не выходили улицы. Максимум, что они делали – охраняли свои участки, потому что не знали, что их ждет. Сейчас же МВД и СБУ получают сигналы от нынешней политической власти. А у силовиков такая психология: когда им дают команду и они чувствуют, что за ними стоит какая-то власть, то начинают действовать более решительно. Поэтому потенциала у силовиков больше, чем у представителей «Правого сектора», и если первые поверят Киеву, то радикалов, что называется, «закатают в асфальт». Но для этого они должны поверить.

Депутат Мосгордумы, президент ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров уверен: на Украине в ее нынешнем состоянии и в состоянии ее силовых структур Национальной гвардии быть не может.

— Что такое Национальная гвардия? Это войсковое формирование, которое создается из элитных частей и подчиняется напрямую президенту. На Украине Нацгвардии не может быть по трем причинам.

Во-первых, на ее создание и содержание нет денег. Во-вторых, если в какую-то структуру зачислить радикалов, то это не значит, что такая структура должна непременно называться Национальной гвардией. Повторю, Нацгвардия — это профессиональное объединение солдат и офицеров, которые умеют воевать и имеют определенные воинские специальности. В-третьих, такую гвардию не могут создавать те, кто имеют к своей должности приставку и.о.

Сейчас отношения между Аваковым и «Правым сектором» накалилась до предела. Я не исключаю, что радикалы вообще захватят Раду, а потом по всей стране будут ловить Авакова… Ликвидирован Музычко, притом так и неясно кто его ликвидировал на самом деле: то ли СБУ, то ли МВД, то ли еще кто-то. Понятно, что в такой ситуации и тот сценарий, который рассматривался прежде — под предлогом создания Нацгвардии легализовать «Правый сектор», — провалился. Даже в случае создания такой структуры, ее бойцы не будут поддерживать нынешнюю власть.

«СП»: — Как Киев сможет поддерживать своей режим, если у него не будет этой так называемой Национальной гвардии? Тогда вся надежда на силовиков, но ведь и их не так много…

— У меня много друзей на Украине. Знаете, о чем думает ее силовой блок? Не о ситуации, которая происходит именно сейчас, а о предстоящих президентских выборах 25 мая. Для украинских силовиков главная задача – понять, на какую «лошадь ставить», кто будет президентом страны. Не надо быть провидцем, чтобы знать: Ярош никогда не станет президентом. Главная борьба развернется между Тимошенко и Порошенко. Поэтому для силовиков сейчас главное выяснить, кто их потом возьмет к себе на работу.

29 марта 2014 года 11:57 | Антон Мардасов

Источник информации

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт