Пример Крыма для Европы

Пример Крыма для ЕвропыРеферендум 16 марта повлияет на перекройку границ Старого Света. Похоже, что Крымский референдум подтолкнёт некоторые территории в Европе и на постсоветском пространстве более активно добиваться независимости. Про референдум в Шотландии о независимости от Англии, намеченный на осень этого года, говорили давно. У всех на слуху были и «сепаратистские поползновения» испанской провинции Каталония. Однако неожиданно претензии на самостоятельное существование заявил итальянский регион Венето, центром которого является Венеция. «Референдум» о выходе из Италии пройдет с 16 по 21 марта. Голосование будет проходить на сайте Plebiscito.eu, по почте и по телефону. Главный вопрос: «Хотите ли вы, чтобы Венето стало независимой и суверенной федеративной республикой?» По данным инициаторов опроса, 64% жителей региона уже проголосовали за отделение от Италии.

Пример Крыма для Европы

Как пишет «Русская народная линия», ссылаясь на Daily News, отделение Венеции от Италии поможет жителям первой избежать тяжелого налогового бремени. Ведь в настоящее время регион платит на 20 миллиардов евро налогов больше, чем получает взамен в инвестициях и сервисе.

Свои процессы идут и на постсоветском пространстве. Так, премьер-министр республики Закарпатская Русь Пётр Гецко от имени русинов уже обратился к Владимиру Путину с просьбой помочь этой территории добиться независимости от «галицийской» власти Киева.

Видимо, «в отместку за Крым» киевская власть начала, по сути, блокаду Приднестровья, задерживая составы с продовольствием и снаряжением для российских миротворцев. Подобная политика также чревата непредсказуемыми последствиями.

— Безусловно, события в Крыму повлияют на общую ситуацию в Европе, — считает директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. – Прецедент остаётся прецедентом, пока он не повторяется хотя бы ещё один раз. Когда произошло отделение Косово от Сербии, все говорили, что прецедент создан, но как он сработает в дальнейшем, никто ещё не мог предположить. 16 марта в Крыму состоялся референдум об изменении статуса автономии. То есть, прецедент работает. В этом смысле значение крымского референдума очень велико. Показано, как населению той или иной территории можно мирным, практически бескровным путём добиться независимости от той страны, в которой оно жить не хочет.

«СП»: — До недавнего времени о сепаратистских настроениях в Венеции было мало слышно. И вдруг выясняется, что большинство населения этой части Италии хотело бы жить в независимом государстве. Это как-то связано с Крымом?

— О настроениях в Венеции мало говорили именно в российском медиапространстве. В Европейских же СМИ эта тема обсуждалась наравне с каталонским, валлонским и прочими «сепаратизмами». Хотя, безусловно, Крымский референдум подстегнул и градус дискуссии о независимости Венеции. Конечно, я имею в виду не тех, кто занимается пропагандой, а тех, кто серьёзно изучает геополитические процессы в Европе.

«СП»: — Какие ещё территории могут задуматься о независимости, глядя на Крым?

— В той же Баварии, одной из германских земель, раз в 5 лет проходят праздники, посвящённые очередному юбилею Баварской короны. То есть даже в условно благополучной Германии существует территория, которая не хочет забывать о своей прежней независимости. Кстати, федеративный договор с Германией Бавария так и не подписала. И для независимости этой федеративной единицы есть немало исторических оснований. Не говоря уже о том, что это совершенно самодостаточная с точки зрения экономики территория.

К сожалению, или, может быть, к счастью процесс самоопределения тех или иных территорий государств идёт своим путём, зачастую вне зависимости от подписания тех или иных международных соглашений.

Когда в 1975 году были заключены Хельсинские соглашения, признающие нерушимость европейских границ, никто не имел в виду, что они будут действовать вечно. В этом документе нет никаких указаний на время его действия. Никто не указал также, могут ли границы меняться при изменении общественно-политической ситуации в тех или иных странах. Однако государства, так же, как и люди, взрослеют, развиваются. У народов, проживающих в них, меняются «семейные обстоятельства». В этом плане данное соглашение мало что могло изменить. Это был своего рода антивоенный документ, который ставил целью как можно дольше не допустить в Европе войн за передел территорий. Однако, как мы знаем, с того времени в Европе уже не однажды случались военные конфликты. Поэтому этот документ, особенно после косовского прецедента, носит довольно символический характер. А вот Крым как раз, повторюсь, изменил свой статус бескровным путём. Может быть, рождается своего рода методология мирного разрешения подобных территориальных споров.

«СП»: — А в Приднестровье может быть применён такой мирный метод? Россия решится признать эту республику или она, наоборот, будет «задушена» из-за блокады со стороны недружественной сегодня России киевской власти?

— Я бы не хотел навредить любым своим прогнозом. Но обращаю внимание на странную метаморфозу: хотя со стороны Украины сейчас идёт частичная блокада Приднестровья, со стороны Молдавии, вместо откровенно недружественных действий, в последнее время наблюдается некоторое «потепление». Что касается признания ПМР Россией – будем надеяться.

— С учётом рыхлости нынешнего Евросоюза и экономической нестабильности в нём, проблема сепаратизма и размежевания внутри Европы актуализируется, — считает декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. – Это касается и регионов давно добивающихся независимости, таких, как Корсика, Каталония, Баскония, Фландрия, и регионов, где прежде сепаратистские настроения не были чётко определены. Какие-то государства захотят выйти из ЕС, а какие-то территории начнут добиваться независимости. В этом плане Венеция отчасти показательна. Хотя там, конечно, речь пока идёт не о референдуме в полном смысле этого слова, а, скорее, об опросе общественного мнения. И в других регионах Северной Италии в последние годы усилились сепаратистские настроения в связи с тем, что именно эти территории приносят основные доходы в бюджет страны.

Я думаю, сепаратистские тенденции будут обостряться. Хотя тут многое зависит от того, как пройдёт референдум о независимости Шотландии. Пока ясно, что большинство населения не поддерживает идею выхода из Великобритании. Но у активных сторонников шотландской независимости ещё достаточно времени переубедить своих одноплеменников. А как раз большинство населения испанской провинции Каталонии против того, чтобы оставаться в составе этой страны. Конечно, испанское правительство вряд ли признает законность любых референдумов, дающих Каталонии независимость. И как раз в этой связи там, если и не возникнет новой горячей точки, может появиться своего рода сепаратистский «нарыв» на теле Европы. И если социально-экономическая ситуация в Испании будет ухудшаться, каталонцы уже в более жёстких формах будут требовать независимости.

«СП»: — А как будет развиваться ситуация на постсоветском пространстве? В частности, в Приднестровье?

— Что касается ПМР, то России гораздо сложней влиять на ситуацию, так как наша страна не имеет общей границы с непризнанной республикой. Кроме того, там довольно разнородное население, как в плане национальном, так и в плане своих геополитических предпочтений. Поэтому главе ПМР Евгению Шевчуку приходится учитывать, что украинцев в Приднестровье почти столько же, сколько русских.

Так что пока признание за республикой независимого статуса или включение её в состав России, думаю, было бы преждевременным. Но в любом случае, сдавать ПМР России нельзя. В том числе и потому, что это будет проявлением слабости перед Западом.

— Любой прецедент имеет значение в международной политике. И крымский референдум тут – не исключение, — считает депутат Госдумы от КПРФ Вячеслав Тетёкин. — Хочу напомнить, что Запад, который сегодня громче всех кричит о территориальной целостности Украины, сам породил тенденцию по изменению границ и дроблению государств. В некоторой степени именно Запад способствовал развалу СССР. Особенно же он постарался при развале Югославии, вмешиваясь в конфликты самым откровенным образом. И границы устоявшиеся после Второй мировой войны на Балканах изменились именно по воле США и их союзников.

В случае с последними событиями, хочу также напомнить, что русский народ на сегодня – один из самых разделённых народов в мире. И КПРФ не раз поднимала этот вопрос. У нас почти 20 миллионов соотечественников живут за пределами России. Это противоестественное положение возникло после столь же противоестественного распада СССР. И Крымские события – это не столько результат действий Кремля, сколько совершенно чёткие настроения крымчан. Посмотрите на явку и на те предварительные результаты голосования, которые мы знаем. Невозможно так обработать сознание людей, тем более за столь короткий срок, чтобы почти 97% голосовавших высказались за присоединение к России. Я убеждён, что и на других постсоветских территориях имеют место подобные настроения. Например, на том же Юго-Востоке Украины.

Мы, коммунисты, постоянно говорим о воссоздании СССР. Но процесс это должен происходить на исключительно добровольной основе и с разной скоростью в каждом конкретном случае. Объединение народов, входивших в состав СССР, на наш взгляд, будет продолжаться.

«СП»: — Есть ли шанс у Запада посредством нынешнего руководства Украины и Молдавии подчинить себе Приднестровье?

— Я думаю, что попытка задушить Приднестровье в отместку за Крым приведёт лишь к дестабилизации обстановки в Молдавии. Пророссийские настроения в Приднестровье очень сильны, я сам не раз бывал там и видел всё своими глазами. Любое давление на ПМР вызовет только ответную реакцию, как это было с тем же Крымом, который новые украинские власти оттолкнули своей русофобской риторикой и угрозами до предела ограничить использовать употребление русского языка. К тому же в Молдавии есть Гагаузия, настроенная пророссийски. Так что тем, кто сейчас пытается разыграть приднестровскую карту, стоит задуматься, не приведёт ли это к тому, что ситуация в Молдавии станет неуправляемой, как это произошло на Украине.

«СП»: — Может быть, на волне воодушевления, вызванного крымским референдумом, имеет смысл признать независимость Приднестровья, где население уже не раз голосовало за объединение с Россией?

— Так как этот пророссийский анклав находится далеко от наших границ, действовать там нужно очень осторожно. Надо просто по-прежнему помогать республике, способствовать тому, чтобы Приднестровье сохраняло свою пророссийскую направленность.

18 марта 2014 года 07:57 | Алексей Полубота

Источник информации