Боец Ислам: Донбассу нужна победа

Боец Ислам: Донбассу нужна победаВ то время как внимание российской общественности приковано к событиям в далёкой Сирии, в близкой Новороссии от обстрелов ВСУ и акций укровских ДРГ гибнут и получают увечья мирные граждане и бойцы республиканской армии.

Мы поговорили с одним из таких — получивших тяжёлое ранения в период «перемирия» бойцов — Исламом. Как и большинство сражающихся на Юго-Востоке бывшей Украины добровольцев он убеждён: без реальной победы в Новроссии главные проблемы Российской Федерации не могут быть решены.

Ислам приехал в Новороссию в начале июля прошлого года в батальон командира «Одессы» близ Луганска. Вскоре батальон был реорганизован в бригаду оперативного назначения. Из множества боев той поры особенно запомнился не самый важный, и вот почему.

В батальон прибыло пополнение. Юноши и девушки не старше 18-19 лет, понятно, необстрелянные, воспринимающее всё как игру в страйкбол. Получив команду окапываться у ж/д насыпи, стали хихикать над бойцами, дескать, наступать надо, а не сусликами в норках прятаться.

Два часа копошись как детеныши в песочнице, проковыряли игрушечный, глубиной сантиметров не более 10 окопчик… и — внезапно: бах! бах! бах! Рваные всплески грунта, визг осколков, свит без пауз летящих и рвущихся всё ближе и ближе 80- и 120-миллиметровых мин.

«С какой резвостью наши «страйкболисты» начали закапываться, надо было видеть… — смеётся Ислам, — штык-ножи, лопатки, арматурины замельтешили так, будто замедленную съёмку резко, до почти полной смазанности «кадров», переключили на ускоренную.

За считанные минуты юноши и девушки вгрызлись в землю по макушки. Пережили обстрел благополучно, лишь одного контузило. Но… большинству из них после этого урока расхотелось быть ополченцами, в затишье сразу же уехали… Война — не спорт».

Одни уехали, другие и мысли такой не допускали, в том числе боец, получивший контузию. Под нарастающими обстрелами ждали приказа — атаковать Луганский аэропорт. «Что запомнилось? — пожимает плечами Ислам.

— В бою не до подробностей, всё происходит стремительно, до предела сжато, ощущения времени нет. Справа «200-тый», слева «200-тый», шваркнула мина в бегущего перед тобой — и нет его.

Главное было под перекрёстным обстрелом прорваться, добежать да заданного рубежа, закрепиться. Мелькание, треск очередей, бах-бах-бах мин — вот и всё, что запоминаешь». Прорвались. Закрепились. Приказ выполнили.

После роспуска батальона «Одесса» Ислам служил в спецназе ГРУ ДНР под командованием генерала «Хмурого». Вначале в качестве рядового бойца, а затем командира группы. Приключений в ту пору было предостаточно. Достаточно рассказать об одном, показательном.

«Сразу после Нового года привезли нас на «тройку» (позиция неподалеку от кладбища при монастыре Иверской Божией Матери). Основная группа направилась к монастырскому храму менять «сомалийцев», а нас с другом-пулемётчиком выгрузили на кучу кирпичей левее, у насыпи, за которой территория противника: «Занимайте оборону!».

Только начало светать — по нам шквал огня, зафырчали «Грады», потом минометы. Спрятаться негде, битый кирпич вокруг… Что делать? Смеяться! Посмеялись. «Потанцевали», петляя от разрывов. А смысл? Всё равно не убежишь.

Сложили мы из обломков «табуреточки», сидим, курим, анекдоты травим, ждём — вдруг укры через наш участок попрут? Нас тут много, аж двое… Осколки свистят, крошево кирпичное сечёт, а мы рассуждаем: хорошо, что монастырское кладбище далековато, если смотреть (как ребята, что в храме держали оборону) на выворачиваемые наизнанку могилы, то…анекдоты нельзя будет рассказывать, непочтение к покойникам, обидятся, минами нас закидают…

А без анекдотов загрустишь, затоскуешь, а как только затоскуешь — жди беды. Проверено. Мины вокруг шлёпались до темноты, и из свистевших вокруг тысяч осколков лишь один воткнулся в броник другу.

А он хохочет, веселится: «Братишка, вот убило бы меня сейчас, кому бы ты анекдоты рассказывал? Ты бы от тоски сразу после меня помер!». – «Как это кому рассказывал бы? Тебе. Вместо заупокойной молитвы. На войне можно, Бог не любит нытиков». Хорошо, что вскоре нас сменили, а то закончился бы запас веселых историй, и тогда накрыло бы нас наверняка…»

В большинстве своём реально воевавшие люди стыдятся говорить о том, что в бою испытывают страх, который преодолевается только чрезвычайным усилием воли при помощи Свыше. А Ислам стыдится говорить о том, что никакого страха в боевых условиях не испытывал.

С трудом удалось разговорить его на эту тему, и он, виновато улыбаясь, признался: «Получается, что я лучше, смелее, чем другие, а это неправда. Никакой моей заслуги в этом нет. Если всё случается по воле Того, Кто нас создал и ведёт по жизни, то чего бояться?.. Принимаешь Его волю со смирением — и все страхи и сомнения в высшей воле растворяются, вот и всё».

После изгнания «Хмурого» из республики Ислам ушёл в самое боевое на тот момент подразделение — в батальон «Викинги» Первой Славянской бригады, в роту знаменитого со времен Славянска и Семёновки командира Боцмана.

«Я наконец-то нашёл тех, кто никогда не подведёт и кому можно доверять безгранично, — сказал мне Ислам после одного из боёв на Белой Каменке, где держала оборону наша рота. — Я знаю многих смелых бойцов и командиров, настоящих героев. Но никогда раньше я не видел, чтобы бойцы действовали так слаженно, профессионально, мгновенно ориентируясь в ситуации».

Напомню, до 28 августа ВСУ почти ежедневно перепахивали наши позиции на высоте близ разруиненной деревни Белая Каменка. В ночь с 10 на 11 предприняли попытку прорыва силами до двух рот при поддержке бронетехники и штурмовиков «Правого сектора».

Укры напоролись на такое сопротивление, что после трёх часов боя, потеряв несколько десятков погибших, отползли зализывать раны. Викинги подбили и затрофеили Т-64, в хлам уничтожили одну и повредили ещё две БМП противника плюс джип «ПС».

А в ночь на 12 августа приданная роте Боцмана гаубичная самоходно-артиллерийская батарея искрошила в пыль укровскую пехоту (по предварительным оценкам, не менее роты) и уничтожила две батареи «Град» (всего 9 установок РСЗО), которые двигались со стороны Староигнатовки.

После этого попыток наступления укры не предпринимали, лупили с безопасного для себя расстояния из 152-мм гаубиц, а после каждого обстрела вокруг нашей высотки шакалили развед-диверсионные группы. Отгоняя одну из таких шакальих стай, брат Ислам наступил на пластиковую мину… Впоследствии ему ампутировали ногу…

После лечения он, как и многие, получившие тяжёлые ранения, но не сломленные бойцы, вернётся в строй: «Я уже договорился, братья-викинги меня ждут. Мы ещё повоюем за Новороссию, рано ставить точку.

Некоторые сейчас едут в Сирию, но я убеждён: главный фронт здесь, если он рухнет — никакие успехи на Ближнем Востоке не помогут России решить проблему пятой колонны и избежать внутренних потрясений».

Пока на клочке земли, который мы по инерции продолжаем называть Новороссией остаётся хотя бы горстка таких бойцов как Ислам, ни о каком поражении не может быть и речи. «Здесь в больничной палате, — говорит он, — все без исключения ребята уверены в том, что главные битвы ещё впереди.

Все понимают: поражение на Донбассе (как бы ни пытались его закамуфлировать политтехнологи пятой колонны, а возврат отвоеванных нами русских земель Украине — это однозначное поражение) приведет к тому, что российское руководство будет всеми восприниматься как коллективный иуда…

Никто из бойцов даже мысли не допускает, что это возможно. В многонациональной, многоконфессиональной стране такое отношение к власти чревато самыми страшными последствиями.

Нужна Победа. Убедительная. Неоспоримая. Не только в Сирии. В первую очередь — здесь, на русской земле. Победа станет «стартовой площадкой» новой, побеждающей, реально возрождающейся России – страны, в которой у каждого будет возможность развития».

P.S. ПРОСИМ ПОМОЧЬ БРАТУ ИСЛАМУ В СБОРЕ СРЕДСТВ НА ПРОТЕЗ. ВСЕМ, КТО ОТКЛИКНЕТСЯ — НИЗКИЙ ПОКЛОН. Карта Сбербанка России: 6761-9600-0455-2392-78.

После лечения Ислам вновь встанет в строй, отговаривать его бесполезно, он не хочет другой судьбы. ОН — ВОИН.

Геннадий Дубовой

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт