У Бени «отжимают» карбаты

У Бени "отжимают" карбаты Очевидно, что требование Минских соглашений о роспуске иррегулярных формирований, выполнены не будут, как, впрочем, и остальные положения договоренностей. И дело не только в том, что Порошенко не имеет ни необходимых для этого сил и авторитета.

Напомним, что эти формирования, вошедшие в историю освободительной войны Новороссии, как карательные батальоны, были созданы по прямому указанию американских советников, взявших в свои руки руководство предстоящей карательной операции в Донбассе.

Американцы полагали, что использование военных и милиционеров для зачисток, карательных операций и актов устрашения нецелесообразно,поскольку в силу военного или полицейского менталитета они не склонны к совершению действий, попадающих под определение военных преступлений и преступлений против человечества.

Для этих целей американские специалисты предложили сформировать подразделения из правых радикалов, «гражданских активистов» — практически прямой аналог латиноамериканских «эскадронов смерти», только не законспирированных, а абсолютно легальных.

Впрочем, в ходе боевых действий в Донбассе, выявивших крайне низкую боеспособность армейских подразделений, карбаты приходилось использовать не по их изначальному назначению, а в качестве ударных отрядов пехоты, что, в свою очередь, привело к огромным потерям в ряде подразделений «гражданских активистов».

Но зато они обзавелись не только бронетехникой, которой их изначально не предполагалось оснащать, но и артиллерией. В результате этого некоторые карбаты превратились, по крайней мере, по структуре в батальонные тактические группы, гипотетически способные вести самостоятельные боевые действия.

Кроме того, эти структуры усиленно занимались самопиаром, и в результате воспринимаются украинским общественном мнением, как главные и самоотверженные защитники Украины.

Собственно говоря, разоружить ряд этих подразделений и частей, в том случае, если они откажутся подчиняться, крайне сложно чисто технически. Поскольку попытки это сделать могут привести к боевым действиям с ними.

Даже притом что боевики формирований, подчиненных МО, обычно недолюбливают «побратимов» из карбатов, маловероятно, что они с готовностью начали бы против них войну. Которая, к тому же, в контексте происходящего будет воспринята большинством украинского общества, как «контрреволюция».

Способность Киева контролировать добровольческие формирования прекрасно иллюстрирует история батальона «Айдар», разложившегося и вышедшего из повиновения после августовско-сентябрьского разгрома.

Напомним, что после ликвидации т.н. «Волынской роты» 5 сентября 2014 года в батальоне фактически начался бунт, сопровождающийся грабежами и внутренним расколом (половина боевиков «выразила недоверие» комбату Мельничуку).

В октябре «Айдар», уже совсем разложившийся, попытались использовать в боевых действиях, однако после двух попыток штурмовать 32-й блокпост занятый бойцами ВСН, стоивших карателям огромных потерь, батальон вообще перестал подчиняться кому бы то ни было, и воевать. Сосредоточившись исключительно на мародерстве, грабежах и терроре в отношении мирных жителей.

Причем достается всем — и оккупационной администрации, и «побратимам» из других карбатов. Так батальон «Тернополь» просит его избавить от «наездов» «айдаровцев». Особенно тяжело приходится Лисичанску, где обычно «херои» и отрываются.

26 января батальон был официально расформирован, но на реальной ситуации это никак не отразилось. А 30 января сторонники Мельничука попытались штурмом взять здание министерства обороны, но дальше входной двери не прошли. Впрочем, Мельничук отрекся от своих своих сторонников, заявив, что в Киеве митинговали «зрадники», которые уже не имеют отношения к батальону.

В Донбассе части ВСУ несколько раз даже открывали артиллерийский огонь по мятежному батальону превратившегося в банду, а спецназ СБУ пытался похитить взводного Козуба (позывной «Тор»), выступающего там в роли атамана банды и главного застрельщика мятежа.

Напомним, что Amnesty International опубликовала официальный доклад, в котором обвиняет «Айдар» в военных преступлениях, убийствах, похищениях людей и мародерстве. А киевский гуаляйтер оккупированных районов ЛНР — Геннадий Москаль в обращении к министру обороны умоляет убрать с подконтрольной ему территории остатки воинской части 2950 (у «Айдара» до сих пор есть штаб, номер воинской части, полевая почта и канал связи).

Однако пока что с «Айдаром», превратившимся в неорганизованную банду, решить вопрос никак не получается. Так что же говорить о более боеспособных и дисциплинированных структурах, вроде «Днепра -1» или полка «Азов».

Порошенко будет избегать резких движений в отношении карателей еще и по причине своей досадной проговорки насчет «циничных бандер», что дало его национально свидомым оппонентам дополнительные аргументы при обвинении в «зраде» тайном «кацапстве» несчастного Вальцмана.

Отметим, что ряд украинских политиков на полном серьезе уверяет, что Минские соглашения содержат «тайную часть», которая предполагает разоружение и чуть ли не уничтожение «патриотов».

Есть и еще один момент — заменить «добровольческие» батальоны, столь же мотивированными, идейными частями, способными делать самую грязную и кровавую «работу», нечем. И потому хунте без них не обойтись.

Собственно все что происходит сегодня, это, с одной стороны, имитация выполнения Минских соглашений. Но это, так сказать, второстепенная задача. Главное, что таким образом Порошенко и Ко пытаются перехватить контроль у Коломойского над карательными батальонами, так сказать, «отжать» их у опального олигарха. Ведь в нынешней Украине они являются важнейшим инструментом государственной власти.

В свете реформ, призванных ликвидировать практически всю затратную часть бюджета, киевская хунта, узурпировавшая в украинском государстве руководящую роль, оставляет себе, по сути дела единственную прерогативу и функцию — «исключительное право на легитимное насилие».

Павел Аристархов

Источник информации

Добавить комментарий

Имя *
E-mail *
Сайт